Выставка AD Interiurs2019

Каждую осень известный интерьерный журнал устраивает во французской столице особое шоу: 10 мэтров декора и дизайна создают по одному интерьеру в каком-нибудь историческом здании, отданном под реконструкцию.

    •  

      Десятую, юбилейную, выставку приютил старинный особняк в квартале Марэ – отель де Куланж. А наш проводник по его временным интерьерам – декоратор Диана Балашова.

       

       

      Мы в Итальянской галерее. Так в честь своей второй родины назвал это пространство Ханнес Пер – голландский архитектор, живущий в Милане. Авторские предметы обстановки – как арт-объекты. Например, поражающая воображение люстра. Состоит она из модулей метр на метр, и в каждом – по 25 пластинок муранского стекла.

       

       

      70−е, в частности, стали ориентиром для Тьерри Лемэра. Его «Комната размышлений» напоминает один знаменитый в свое время интерьер, который Тьерри впервые увидел 15−летним подростком. Речь о «Зеркальном салоне» Валериана Рибара и Жана-Франсуа Дегре.

       

       

      Сам Лемэр, между тем, всерьез признается в любви – к истории вообще и истории стилей в частности. Говорит, что из каждой эпохи берет лучшее, поэтому его дизайн вне времени. В интерьере Рибара и Дегре его привлекла именно сверкающая оболочка – там это были панели из полированной стали.

       

       

      Обошлось и без людовиков – все предметы спроектированы автором в духе 70−х. Кровать на парящем кожаном пьедестале. Низкие кресла в обивке из пушистой буклированной шерсти. Кофейные столики из дерева с деталями из металла и сланца. Стилизация получилась убедительной. Даже Диана Балашова, тертый калач, приняла обстановку спальни за винтажную.

       

       

      Играть с эпохами и чувствовать себя в них как дома – конек современного декоратора. Парижанин Пьер Гоналон предложил свою интерпретацию зимнего сада – пространство для отдыха, чрезвычайно популярное в XIX веке. Живых растений здесь, кстати, не так уж и много. Нужное настроение создают палитра разных оттенков зеленого, мягкие, округлые формы мебели и цветочные мотивы в орнаментах в сочетании с активной графикой. Хотя за всей этой легкостью – обширный кругозор и большой труд.

       

       

      Эмиль Юмбер и Кристоф Пуайе отправились еще дальше вглубь истории – во времена Палладио. Их роскошная ванная построена по принципу строгой симметрии, как храмы и виллы главного классика неоклассической архитектуры. На центральной оси два главных предмета: массивная ванна из цельного куска зеленого мрамора и душевая кабина из латуни, похожая на огромную птичью клетку с висящим внутри шаром – душевой лейкой. А также фреска с обнаженными купальщицами, наполняющая интерьер легкостью и романтикой. Ну и конечно, тон задают симметричные арки по обеим сторонам, с умывальниками и бархатными банкетками внутри.

       

       

      Игру с арками затеяла и Анн-Софи Пайере. В ее случае это был вынужденный ход, правила игры диктовало пространство – маленькая и узкая комната с высоченным потолком. На помощь пришли гений сюрреализма Джорджо де КИрико и хорошая архитектурная выучка. Оформляя кабинет, Пайерэ использовала безотказный прием – разбила стены высокими арками, похожими на аркады средневековых городков, которые так любил изображать художник. Это задало пространству ритм и изменило его визуальное восприятие.

       

       

      Как большинство других интерьеров выставки, кабинет построен на контрасте фактур. Одни – рафинированные и драгоценные, как шелк и оникс. Другие – грубые: рафия на полу, мебель из толстой кожи, гипс и керамика, а также дерево в ремесленной обработке. При этом все предметы и материалы подобраны в единой гамме – теплой, коньячно-терракотовой. И, похоже, это еще один интерьерный тренд.

       

        

      Ту же волну оседлали декораторы-соавторы Шарлотт де Тоннак и Юго Созэй. В их интерьере царят красновато-коричневые тона и природные материалы: вощеный дуб, древесина других пород, мрамор.

       

       

      На этой огромной площади гармонично, без какой-либо конфронтации и контраста соединились Запад – за него отвечает мебель в бруталистском стиле – и Восток со свойственной ему атмосферой созерцания, медитации и релакса.

       

       

       

      Шарлотт признается, что решение интерьера, немного театральное, родилось совершенно случайно, но теперь они с Юго оба от него в восторге.

       

       

       

      Идея объединения функций в одном пространстве не нова, никого не удивляют ни кухни-гостиные, ни спальни-гостиные. Немало их было и в нашей программе. Но ванная-гостиная… кто знает, возможно, недалек тот день, когда Квартирный вопрос представит на суд зрителей и такой проект…

Наверх
  • Рейтинг: 10.00
  • Голосов: 2
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад