Moscow Flower Show 2018. «Театр».

На мягком лежаке, среди ароматных трав, в тени деревьев-зонтиков – такой зрительный зал не хочется покидать даже на время антракта.

    • Впрочем, спектакль очередного сезона фестиваля Moscow Flowershow 2018 шёл практически непрерывно. Динамику задавали потоки воды на сцене. А ландшафтные дизайнеры из России, Великобритании и Франции размышляли о театре.

       

       

      Анастасию Колегову и Елену Филиппову полет фантазии привел к истокам. Правда, античный амфитеатр не знал такой роскоши, когда зрителям предлагают сидеть не на каменных ступенях, а на густо поросших мягким газоном и во время спектакля лакомиться клубникой или освежаться водой из небольших фонтанчиков.

       

       

      В основе композиции – укрытый геотекстилем металлический каркас. Вода к корням растений поступает посредством системы капельного полива.

       

      Это такая рисковая ситуация, но очень интересная. И как видите, газон живёт и даже растёт – его уже пора стричь.

       

       

      В амфитеатре есть еще одна очень интересная деталь. Поскольку тема фестиваля «Театр», стоящий в центре композиции символизирует актера. И, как и положено актеру, он слышит себя, будто говорит в микрофон, стоя на большой сцене.

       

       

      Эффект эха, который роднит «клубничный амфитеатр» с настоящим, появляется благодаря крутому подъему и закруглению. А из-за фокуса с зеркалами довольно массивная конструкция совершенно растворяется в пространстве.

       

       

      К эксперименту с зазеркальем обратилась и Ольга Дьорди. Завеса дождя, который прекращается, стоит только приблизиться, собирала на фестивале очереди из желающих проникнуть в сказку. Где точно по сценарию уместились шахматная площадка из газона с каменной крошкой, стол для чаепитий в компании шляпника, увитые зеленью кованые часы, которые всегда показывают нужное время, и конечно, стена из роз.

       

       

      На самом деле стена из роз – это система из стоящих на полках установленных под наклоном горшков. К ним подведен капельный автополив, который также можно сделать самостоятельно

       

       

      Этот небольшой – размером с типовую гостиную, сад моделирует весь спектр эмоций, которые способен вызывать театр. Начинается он, как и положено, с вешалки. Гардероб – сетчатые габионы. Билетерша сплетена из металлической проволоки. А восторг и страх, любовь и страсть передают цветы и травы.

       

       

      Ирина Жукова, ландшафтный архитектор: «В цветнике, который передает страсть – розы сорта Югенлибе, скомбинированные с узколистной лавандой. Она очень хорошо переносит нашу европейскую зиму, а если ее растереть, то она дает сказочный аромат. И ещё одна деталь – карликовая береза с необычной желтой окраской». 

       

       

      С другой стороны сада царят эмоции спокойствия. Здесь более монохромные цветники, украшенные интересным сортом пионовидной розы. Они самые пахучие, и ни одна другая –ни красная, ни желтая роза не будет пахнуть так, как розовая.

       

       

      Похожие благоухают в саду Татьяны Лазаревой из Рязани. В сочетании с луговыми травами они рассказывают историю любви графа Николая Шереметьева и актрисы Прасковьи Жемчуговой. Несмотря на условности того времени, вельможа позволил себе жениться на крепостной. Классические аллеи регулярного сада приводят нас к сколоченной из досок сцене домашнего театра, рядом – грубый дровник и кованые элементы. Невеста была из семьи кузнеца.

       

       

      Татьяна Лазарева, ландшафтный дизайнер: «На контрасте благородного и неблагородного мы пытаемся показать конфликт неблагородства происхождения нашей героини и благородства ее будущего положения. В центре композиции пруд прямоугольной формы. По легенде граф и графиня встретились в поле у пруда, и таким образом мы пытаемся отнести наших зрителей в тот момент их первого свидания».

       

       

      Любимец английской королевы и председатель жюри самого престижного в мире садового фестиваля Chelcea Flower Show Джеймс Александр Синклер в этом году тоже представил свое творение – «Сад о звуке». В емкости с водой погружены динамики. Можно не слышать, но видеть мелодию и ритм, рисующие затейливые узоры на водной глади.

       

       

      Нежные травы вокруг емкостей смягчают брутальный ржавый металл. А Ольга Озерова и Татьяна Дворядкина, наоборот, его подчеркнули. Пурпурным пузыреплодником калинолистным и коричневатым барбарисом тунберга. Песчаный колосняк немного посеребрил ландшафт, а желтая японская спирея внесла яркую нотку.

       

       

      Этот сад посвящен художнице Наталье Гончаровой, точнее ее декорациям к балету «Золотой петушок» и вообще русскому авангарду. Отсюда ломаные линии и рискованные в ландшафтном дизайне треугольники – основа композиции.

       

       

      Ольга Озерова, ландшафтный дизайнер: «Количество треугольников достаточно большое. Это и треугольные клумбы с очень большими растениями пурпурного цвета …. Это и треугольный водоем, и беседка, которая имеет проекцию фактически на пол».

       

       

      Обращают на себя внимание и панели из натурального дерева, которые закреплены под разными углами. Такое крепление способствует подвижному образу крыши и кажется, что она будто бы летит в пространстве сада.

       

       

      Евгения Руссу из Самары обратилась к сюите «Кармэн». Построила свой сад в соответствии с трехчастной структурой произведения и сделала акценты на всполохах красного.

       

       

      Евгения Руссу, ландшафтный дизайнер: «В первой части мы попадаем в стильный импровизированный театральный буфет. Материал столешницы – термированый дуб с эпоксидной смолой и встроенной подцветкой. А поддерживают тему лофтовые светильники. Затем – лаунж-зона, где можно присесть на комфортабельные шезлонги. С них открываются  панорамы зеркального отражения, и получается, что мы становимся зрителями Венской оперы, в которой любуемся танцем огня».

       

       

      Угрожающая маска быка и ярко-красные соцветия плетистой розы «Амадеус» намекают на испанские страсти. Третья зона – кулисы, более спокойная и монохромная. Но и она вечером раскрывается иначе. Именно в сумраке задуманный автором контраст постиндустриального пространства и утрированной роскоши театра читается лучше всего. Мистики добавляет туман. И вся эта причудливая игра как бы напоминает, что шоу всегда продолжается.

       

Наверх
  • Рейтинг: 4.33
  • Голосов: 3
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад