Парад эпох

в квартире Анастасии Немоляевой

Актриса Анастасия Немоляева и театральный режиссер Вениамин Скальник в конце 90-х сменили творческое амплуа: уже больше 10 лет Настя пишет фрески и декорирует мебель, а Вениамин эту мебель производит. Любимый объект творческого дуэта – собственная квартира в сталинском доме.

    • На самом деле квартир было две. Их просто, без перепланировок, соединили дверью. К дальнейшему переустройству тоже подошли очень бережно. Супруги ставили две главные задачи – сохранить старинную атмосферу, насколько это возможно, фактически отреставрировать помещения, и воссоздать в разных комнатах лучшие декоративные образцы из различных эпох.

       

       

      Места, где аутентичные карнизы были утрачены, искусно задекорировали – так над рабочей зоной кухни появился расписной кессонный потолок, копия потолка из старинного флорентийского дворца Даванцатти.

      Идея того, как оформить пространство у окна, пришла после такой неприятности, как залив соседями. Здесь как нельзя лучше подходит поговорка: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

       

      Анастасия Немоляева:

       

      Нас затопил сосед перед тем, как мы делали ремонт. Когда мы сняли всю штукатурку, все потолки, то обнаружились замечательные трещины. Все это так хорошо легло в стиль вот этой разрушающейся, но такой как бы античной лепнины… Мы подчеркнули все это фреской, потому что ее структура очень похожая.


      Вениамин Скальник: «А еще я в Париже видел театр «Буфф», театр Питера Брука. После пожара его не стали восстанавливать, а сняли всю штукатурку, почистили от черноты, и он так и остался. И это безумно красиво, он весь такой! И поэтому когда у нас обнаружилась очень похожая картина, то мы сказали: все, все, мы закончили – потолок мы уже сделали».


       

       

      А вот пол для кухни нашли во Франции: одно провансальское поместье перестраивалось и еще крепкую терракотовую плитку выставили на продажу.

       

       

      Логическое продолжение кухни – маленькая хозяйственная комната со шкафами и холодильниками. Всю мебель здесь супруги сделали в собственной мастерской и там же ее расписали.

       

      Столовая, напротив, получилась строгой, без фресок. Здесь нужной фактуры и сложного серо-зеленого цвета стен добивались довольно долго, методом многочисленных проб и выкрасов.

       

      Большой холл в семье называют «ренессансным». Мотивы для фрески с деревьями, птицами и фруктами Настя подсмотрела в столовой римского дворца – «Дома Ливии» жены императора Августа.

      В процессе росписи холла хозяйка настолько увлеклась итальянской темой, что придумала и соответствующую ванную.
       


      Анастасия Немоляева:

       

      Здесь поскольку мы играли с Италией, с фресками, штукатуркой и росписями, то у нас такое вот итальянское Возрождение. Все это покрыто тефлоновым покрытием, проникающим в эти штукатурки. Мы делали так очень много бассейнов, оформляли так там, где много влажности. И все это прекрасно держится.

       

       

      Прямо из ванной можно выйти на балкон – такую необычную планировку придумал архитектор дома Иван Жолтовский. Хозяева считают это настоящим архитектурным подарком.
       

       

      Вся мебель в ванной – новая, собственного дизайна и декора. Супруги по максимуму учли геометрию помещения со всеми выступами и нишами. В углу возник встроенный шкаф, скрывающий в себе необычную корзину для белья. Предмет с историей здесь – панно над дверью.

      Анастасия Немоляева:

       

      Мы привезли его из Флоренции. Когда они разбирают там старые крыши, то все стоки и эту черепицу они потом расписывают и делают вот такие старинные картины. Но здесь они уже просто отливали формы, а здесь – настоящие сливы с крыши.
       
       
      Соединительным мостиком между двумя итальянскими комнатами служит еще один холл — «маленький» кусочек Англии. Викторианская эпоха – тоже большая страсть супругов, особенно Вениамина: глубокие цвета, неоготические формы, темное дерево. Обои здесь выбрали исторические, от легендарного Уильяма Морриса, создателя самых известных обойных коллекций Англии.

      Вениамин Скальник: «Наш санузел — абсолютно в викторианском стиле. Здесь обои не просто морриссовские обои, они еще и сделаны накатом. То есть на ощупь ты ощущаешь разный слой краски, потому что это не печать, а именно накат, обои, сделанные вручную. Английский унитаз — он работает… И викторианские двери, расписанные по мотивам Морриса».

      В стройный и выдержанный стиль английского холла неожиданно органично вписалась вещь из другой страны. Фрагмент алтарных врат был куплен на развале в Измайлово в ужасающем состоянии — угадывались лишь бледные черты.
       


      Вениамин Скальник: «Мы почистили его, как смогли, водой и спиртом. Что знали, то и сделали.
      Пытались обновить с помощью масел, возродить, вернуть немножко цвет. И было видно все очень плохо. Со временем, с годами — прошло где-то лет пять-шесть, рисунок стал проявляться – это удивительно. Ну вот когда говорят, что на старых иконах проявляются лики.. Это же, в общем-то тоже икона, и на ней стали проявляться лики… Не было видно ничего, а сейчас можно увидеть глаза, рот, черты лица. Видимо, еще больше проявится. С каждым годом живопись становится ярче и ярче. Удивительно. На самом деле удивительно».
       

       

      Русская тема в интерьере продолжается в детских комнатах у младших девочек, Фроси и Дуси. Во главе угла здесь мебель из так называемой «пушкинской серии». С этих расписных шкафов, комодов и сундуков фактически начиналась карьера Насти как художника. На стенах – не обои, а красивая полосатая фреска ручной работы. Игры детей и собак ей нипочем.

      Анастасия Немоляева:

      Это безумно практично, потому что все это моется, если нужно. Если делается какая-то дырка, чтобы что-то повесить и перевесить, то всегда можно это штукатуркой замазать и тут же подкрасить. Поэтому просто удивительно, как это практично.



      Комната старшей дочери Сони – совсем другая. Хозяйке уже 18, она, учится в текстильной академии на модельера, а еще увлекается всем, что связано со стилем модерн. Поэтому и мебель, и отделка здесь по мотивам картин австрийского художника Густава Климта.

       

       

      Спальня родителей довольно проста в отделке. Все, что сразу привлекает внимание, – это мебель. Точнее – роспись и резьба на ней. Все эти красивые предметы на самом деле весьма функциональны. Конструктив шкафов, тумбочек и кровати супруги продумали до мелочей.
       

       

      Анастасия Немоляева: «Вот эта кровать, которая тут есть, здесь везде ящики. Она настолько конструктивна, то есть все это выезжает, выдвигается, а вот, здесь единый цоколь. Тумбочки – тоже интересная вещь. Вот это багет для рам, у него выдвигается вот эта часть, но этого сразу не видно. В принципе такие вещи я очень люблю, потому что в них сочетается функциональность и форма».

       

      Интерьер этой квартиры – в постоянном развитии. Закончено далеко не все – своего часа ждут рабочие кабинеты супругов и большая гостиная. В стиле какой эпохи они будут, пока не решено. Собственный дом – площадка для любых творческих экспериментов.

      Анастасия Немоляева:

      Не всегда удается экспериментировать у заказчика. Но дома я могу экспериментировать во всем. Мне это интересно, детям нравится. И в конце концов, я всегда могу что-то переделать


       

Наверх
  • Рейтинг: 6.05
  • Голосов: 38
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад