Мебельная фабрика

Мишеля Э

Мишель Э, основатель небольшого мебельного производства, открыл свою фабрику более полувека назад. И за основу своих произведений взял не современные ему образцы конструктивизма или скандинавского стиля, а старую добрую французскую классику.

    • Вот она – настоящая Французская провинция, оплот вековых традиций. Не какой-нибудь ветреный Париж. Старый замок на косогоре, под горой – россыпь поселков с древними колокольнями и устоявшимся жизненным укладом. Местные жители даже День взятия Бастилии стали отмечать совсем недавно – до последнего оставались противниками любых революций и нововведений.

       

      Называется местечко Буаме, что переводится как район, в котором растут деревья. Более полувека назад среди этих деревьев Мишель Э организовал маленькую мебельную фабрику.

       

       

      Мишелю было 29, он только что женился, денег в семье не было. Тем не менее, жена сказала: а почему бы и нет? И средства заняли у друзей.

       

      Просто так, на слово, без бумаг и документов, по-дружески, вот как в прежние годы люди доверяли друг другу!

       

       

      Тогда, 50 лет назад, Мишель тоже рискнул – решил делать не простые современные столы и стулья, а мебель в духе XVIII века. Любимый стиль мсье Э – регентство. По названию того периода, когда вместо малыша Людовика XV Францией правил его дядя герцог Орлеанский. Мебель тогда вся состояла из плавных линий и украшалась узорами из волют, листьев и морских раковин. 

       

       

      Вся эта роскошь так успокоительно действовала на измученных военным временем сограждан, что молодое предприятие быстро пошло в гору. Местные жители восстанавливали дома и заполняли их классической мебелью.

       

      Начинал я со столов и  буфетов. Потом стал делать библиотечные шкафы. Или вот такие практичные и изящные вещицы – неделька называется. По ящику на один день недели!

       

       

      За 83 года, что Мишель Э живет на свете, возник и достиг апогея хай-тек, укоренился конструктивизм, расцвел и заполонил мир скандинавский минимализм. Но этому французу никогда и в голову не приходило изменить старой доброй классике.

       

      Его года – его богатство: пора садится за мемуары. Историй наберется на многотомник – ведь Мишель помнит еще вторую мировую, когда подростком был связным у партизан. И, конечно, огромную главу нужно посвятить спутнице жизни, родившей ему троих детей. Супруга Андреа, в девичестве Пупар, до замужества преподавала шитье, но когда Мишель открыл свое дело, стала помогать поднимать семейный бизнес.

       

       

      Уже подрастают правнуки, которые не прочь порезвиться в гостиной у прадеда и прабабушки. В таком окружении – среди комодов в стиле Регентства и столиков в стиле Людовика XVI – у малышей есть шанс приобрести вкус к старине, добрым традициям и добротной мебели.

       

       

      От дома до производства – минуты две ходу: Мишель  организовал его за забором своего сада. Правда, теперь он наведывается сюда  исключительно из ностальгии: делами заправляет сын Патрик. Что интересно, бизнес он у отца выкупил – во Франции так принято. Французы полагают, что, если к определенному возрасту сын не смог сам заработать денег, значит, не сможет и сохранить фамильное дело.

       

       

      Патрик с этим справился. И уже его сын – Жюльен – тоже работает на фабрике. Совмещает сразу две должности: проектировщика и управляющего. Хотя было время, когда он подумывал заняться работой с металлом. Но теплота дерева и семейная тяга к преемственности победили.

       

      Я все же решил продолжить историю семьи. Мой дедушка создал предприятие, отец подхватил дело – я, пожалуй, продолжу.

       

       

      Эта дама с кисточкой – еще один полноправный член семейной команды. Она уже полтора года как жена Патрика. Мадам Э родилась в селе Покойное Ставропольского края. Познакомились Людмила и Патрик в России – он приезжал по делам.

       

      На лоне французской природы к мадам Э вернулась юношеская страсть: она когда-то увлекалась живописью. Начала с того, что потихоньку расписывала некондиционные  шкафчики, и вот – уже второй комплект мебели с ее рисунками находит клиента. Супруг доволен.

       

       

      Патрик меня всегда меня поддерживает в этом, даже если нет видимого результата. Всегда говорит, что гордится мной и у меня все обязательно получится.

       

      На фабрике работает всего 16 человек, площади небольшие. Однако дела идут: маленькая, но гордая мануфактура упорно продолжает делать для всего мира мебель четырех стилей, возникших в XVIII веке.

       

       

      Например, эти гарнитуры – в стиле Людовика XVI. Здесь уже нет замысловатых украшений, характерных для стиля регентства, хотя линии по-прежнему сохраняют плавность.  Главная особенность – ножки с продольными полосками, каннелюрами. На фоне такой мебели чаще всего изображают бедного Людовика XVI, окончившего свои королевские дни на гильотине.

       

       

      В семействе Э любят и стиль директории, который возник в конце XVIII века, когда Францией управляла компания из пяти директоров.

       

      Это будущий комод в стиле директории. После революции мебель была очень скромная: мало украшений, богатства и всяческих излишеств.

       

      Конечно, здесь не делают точных копий громоздкой мебели прошлых веков  ее сложно поместить в современный интерьер. Скорее, импровизируют на тему, сохраняя стилевые особенности и материалы.


       


      Пластик или какие-нибудь прессованные плиты не используют – это моветон. Работают только с деревом. Покупают его по всей Европе, распиливают, а затем… сушат. Причем длительность этого процесса зависит от толщины детали, которую из древесины планируют делать. Так что сушка может растянуться от месяца до нескольких лет. 

       

       

      Используют бук и дуб – сорта почтенные и долговечные. Но предпочтение отдают французской черешне, дереву редкому и благородному, которое те самые Людовики очень любили.


       

      Черешню трудно достать в больших количествах. Но она очень нежная и поэтому хорошо обрабатывается, позволяет вырезать самые сложные узоры.

       


       

      Патрик убежден, что ни одна машина не сравнится с человеческими руками. Если это руки настоящего мастера, разумеется. Поэтому и отказался перенести фабрику куда-нибудь в Азию, где рабочая сила в разы дешевле. Вернее, он попробовал было, но – едва не слег, когда увидел качество. Потому что в его деле требуется очень тонкая работа. Даже во Франции, как он утверждает, не осталось других предприятий, способных производить такую продукцию. Многие мастера, работавшие в прошлом, ушли на покой, а их преемники далеко не всегда способны справиться с задачей на высшем уровне.

       

      Например, эта деталь особенно сложна для изготовления. Называется «шляпа жандарма», потому что имеет округлую форму, как у головных уборов наших полицейских. Все эти раковины и листья не наклеены, а вырезаны. И все – вручную! Высочайшее мастерство!

       

       

      Если французы выбирают мебель, обнажающую фактуру древесины, то заказчики из России, например, предпочитают цветную и искусственно состаренную. С имитацией сколов и работы жучков.

       

       

      Раньше мебель натирали воском, поэтому в углах скапливалась пыль. Сейчас подобного эффекта добиваются, втирая специальную краску. Чтобы казалось, будто эта мебель перешла по наследству от какой-нибудь аристократической прапрабабушки.

       

       

      Стиль Переходного периода появился на границе между правлениями двух Людовиков – XV и XVI. Его тогда  называли «в греческом вкусе». Мебель стремилась быть ближе к образу греко-римской античности. Этот стиль можно опознать по изогнутым ножкам – предметы как будто собираются прыгнуть.

       

      Мы только что закончили гарнитур в стиле Переходного периода. Сделали старение, наложили цвет. Это туалетный столик для дамы. Сюда можно положить расчески, лак для волос. А для мужчин – сигаретный столик, очень изящный.

       

       

      Одним словом, историю Франции и французской мебели в семье Э знают и любят. Именно поэтому их фабрика просто не может делать простую мебель.

      Традиция – очень важная вещь для нас. Я уверен: надо передавать ее будущим поколениям, чтобы они тоже умели делать хорошую французскую мебель. Иначе традиция исчезнет.

       

       

Наверх
  • Рейтинг: 7.59
  • Голосов: 51
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад