В ОТКРЫТОМ МОРЕ

в гостях у Юрия Дормидошина

Обладателями коммунальной питерской квартиры Юрий и Наталья Дормидошины стали год назад. Когда на 120 кв. м строители снесли перегородки и вычистили все поверхности до основания, хозяева решили сразу: здесь будет не больше, не меньше – целый океан!

    • Наталья Дормидошина: «Когда мы купили квартиру, у Юры как раз появилось новое хобби – занятия дайвингом. Поэтому мы решили, что каким-то образом надо сделать кусок океана у себя дома».

       

       

      Юрий Дормидошин: «Прекрасный подводный мир, с его яркими цветами и бурной жизнью, мне, к сожалению, большую часть времени недоступен. Поэтому мы решили гармонично перенести его в собственную среду обитания».

       

       

      Создать цветовую основу своего «подводного царства» Юрий Михайлович, акула питерского шоу-бизнеса ( а также владелец салона красоты и светский обозреватель глянцевого журнала) и его верная спутница Наталья позвали своего знакомого живописца Дмитрия Стрижова. Художник основательно взялся за дело и расписал стены и потолок всеми возможными оттенками синего.

       

      Юрий Дормидошин: «Он как бы подчеркнул архитектуру живописью. Я считаю, что Стрижов стал первым в мире архитектором цвета. Здесь каждый предмет не случаен, и для каждого создана своя цветовая поддержка, понимаете? Сначала были предметы. Художник знал, как они будут выглядеть и где будут стоять. И получается, что он не предметы вписал в пространство, а пространство вписал в предметы. Получилась одна большая картина!»

       

       

      Художественная роспись создала нужную оптическую иллюзию – потолок и стены стали казаться объемными. И от этого совмещенное пространство прихожей, кухни и гостиной как будто плывет и кренится под ногами. Чтобы привыкнуть к «морской качке», штурманы Юрий и Наталья советуют за что-нибудь зацепиться взглядом.

       

       

      Крючков и сетей для этой цели у Дормидошиных хватает: каждый предмет в интерьере приковывает внимание своими причудливыми, эпатажными формами и изгибами. Бирюзовая люстра-медуза под потолком (кстати, досталась хозяевам в мучениях: их давно не выпускают и пришлось уговаривать фабрику сделать спецзаказ), нежно-голубой закругленный диван, волнообразный комод, кресло, самое тонкое в мире, извивающиеся часы, пузырящиеся вазы, деревянная зубная щетка в человеческий рост… И, конечно, стул «Фламинго» 71−го года выпуска от финского дизайнера Кари Асикайнена – эксперимент с формой, артефакт и почти что музейный экспонат. Но в этой квартире он живет своей жизнью и, безусловно, украшает своего взбалмошного хозяина.

       

       

      Юрий Дормидошин: «В музее экспонаты трогать нельзя, а здесь, когда собирается большая компания, этот стул в той же мере задействован, что и обычный. На нем, правда, не очень удобно сидеть. Но зато сидящий на нем человек пятой точкой чувствует его историю, ощущает себя значимым. Если я, к примеру, сяду на этот стул, то тоже стану арт-объектом этого интерьера, понимаете? Здесь все не просто так и работает на эстетику».

       

       

      Дормидошин признается, что довольно долго искал гармонию, переставляя мебель с места на место. Но в итоге ему удалось собрать вместе культовые объекты дизайна 50−70−х годов XX века, антиквариат и последние новинки престижных декораторских выставок. От этого интерьер стал казаться вневременным, говорит он, именно так, как ему всегда хотелось: прошлое, настоящее и даже будущее – под одной крышей.

       

      Юрий Дормидошин: «Это архитектура c какой-то определенной мелодиией, и в ней, несмотря на эклектичность, нет диссонанса. Гости спрашивают, как я смог совместить такие совершенно противоречивые предметы, но здесь они смотрятся созданными для некого единого целого. И я в нем живу и наслаждаюсь!»

       

       

      Наталья, как хозяйка дома, рада тому, что можно насладиться не только красотой этих вещей, но и их функциональностью. Что, конечно, немаловажно в жилом пространстве.

       

      Юрий Дормидошин: «Это не просто вещь, которую один раз поставили и с тех пор не дышат, а только пыль стирают. Нет. Каждой вещью пользуются: если это лампа, она горит, если это комод, он открывается и закрывается, а внутри хранятся вещи».

       

       

      Единственное, над чем пришлось хорошенько подумать, – это кухня. В таком пространстве представить «классику жанра» с верхними шкафами просто невозможно. Поэтому хозяева выбрали идеальный для себя вариант – вся кухня скрыта за массивными деревянными панелями.


      Придумывая эту модель, итальянские дизайнеры Паоло Нава и Фабио Казираги представляли себе театр, где актеры скрыты за панелями-кулисами. А в экстравагантной квартире-океане кухонная зона с огромной лампой-вытяжкой стала настоящим флагманом.

       

       

      Юрий Дормидошин: «Я даже боюсь назвать этот объект кухней: она выглядит как арт-объект, как библиотека, как что угодно – но только не как кухня. Лишь входя сюда, начинаешь понимать, что это такое. Потомк что кухня на самом деле не только стильная, но и еще и очень комфортная и многофункциональная. В ней много ящичков, и спрятать в них можно все, что угодно!»

       

       

      Явные функции должны быть скрыты и не бросаться в глаза. С этой мыслью подошли и к межкомнатной двери.

      Наталья Дормидошина: «Единственный намек на то, что здесь есть дверь – тонкая алюминиевая полоса. Мы с Юрой и сами не маленькие, и гости-друзья у нас достаточно высокие – но сюда любой великан сможет пройти».

       

       

      За незаметной дверью скрывается ванная комната и спальня. Здесь все проще и минималистичнее. Линии на стенах не такие явные, и цвета более приглушенные. Как на океанском дне, шутит Наталья, – спокойно и темно.

       

      Но при этом, конечно, все не лишено игры, как и в другой части квартиры. Например, каждую часть раздробленного зеркала можно двигать, буквально ломать восприятие пространства. А отсутствие стены между сантехнической зоной и спальной и вовсе придает этому интимному помещению игривое настроение.

       

       

      Наталья Дормидошина: «Перегородки, стены – это все не для нас. Единственное, что мы приемлем и делаем, – стеклянные прозрачные перегородки. То есть перегородка как бы есть – и в то же время ее нет. А когда свет включен, ты видишь пространство полностью. Можешь лежать в спальне, пока другой принимает ванну, и наблюдать за ним. А когда свет выключается, то перегородка становится совершенно непрозрачной, и ты попадаешь в как будто изолированное пространство».

       

       

      Разумеется, такая планировка квартиры не оставляет возможности каждому уединиться и иметь свой угол. Но эта пара не расстраивается. Наоборот. Большое открытое пространство – признак большой любви и доверия, уверены они.

       

      Юрий Дормидошин: «Я считаю, что моя жена мне совершенно не надоела, а как она считает – спросите ее сами».

       

       

      Наталья Дормидошина: «Нам здесь абсолютно комфортно, и я тоже всегда мечтала о таком большом пространстве. Слава богу, в Питере это возможно: здесь дома раньше строили очень большие, и мы, сломав перегородки, смогли сделать свое собственное море полностью открытым».

Наверх
  • Рейтинг: 5.75
  • Голосов: 8
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад