Интерьер-пазл

Алексея Розенберга

У каждой квартиры, как у любого места на земле, есть свой гений. Тот, кто превращает хрупкую коробку городского жилья в островок гармонии и спокойствия. Гения этой квартиры в одном из старых районов Москвы зовут Алексей Розенберг.

    •  

      Алексей Розенберг – архитектор. Певец металла и фанеры. Известный мастер брутальных, аскетичных, провокационных, сугубо мужских интерьеров, неоднократно отмеченных профессиональными премиями. Проекты Розенберг придумывает – как сценарии пишет. В главной роли, естественно, всегда заказчик. В данном случае – самодостаточная, успешная москвичка Валентина. Для которой Розенберг уготовил роль… белки.

       

       

      Алексей Розенберг:

      Если говорить честно, я отнесся к хозяйке как к белке, и решил, что у белки для начала должна быть одна клетка. Там она погрызла орешки, и дальше ее можно выпустить из клетки в другое пространство. А дальше – в следующее. Трактовок этого пространства может быть сколько угодно. И белке в нем хорошо, мне кажется.

       

      Сюжет с перепрыгиванием из одного пространства в другое возник неслучайно. Интерьер этой небольшой квартиры в сталинском доме площадью 60 квадратов построен по принципу пазла. Архитектурные объемы вдаются друг в друга, образуя сложную систему уровней, ниш и переходов. В таком лабиринте создается ощущение большей протяженности помещений и в конечном итоге – большей свободы. Полезная площадь, конечно, тоже увеличивается. Чудеса начинаются уже в прихожей. До перепланировки ее почти не было.

       

      Алексей Розенберг:

      Прихожая была крошечной. И увеличить ее было крайне необходимо, но решение вопроса «как» стало реальной проблемой. И пока мы не ужали туалет, который в результате получился очень хорошим, выверенным до сантиметра, даже до миллиметра, это было невозможно. Но благодаря кропотливым расчетам в квартире возникла еще одна зона, которой здесь фактически не было.
       

       

      В прихожей появилось очень много мест для хранения. При этом все они отделаны так же, как и стены, деревом – это шкаф, антресоль, ниша для бойлера, хозшкаф. За очередной дверью скрывается самое необходимое для квартиры пространство, тоже сделанное в соответствии с характером хозяйки – туалетная комната.

       

       

      И она вовсе не выглядит бедным родственником, несмотря на свои размеры. Здесь на все сто действует система «выдуривания пространства», как называет свой творческий метод архитектор.

       

       

      Алексей Розенберг:

      Чтобы уместились стиральная машина, мойка и унитаз, рассчитан каждый миллиметр. Самая большая проблема была в том, чтобы загрузочный элемент в стиральной машине не касался мойки. Но главная цель при этом была в очень хорошем большом душе. И, как ни странно, в парадном виде, чтобы при открытой двери не был виден унитаз. Но функция функцией, а самое главное, что здесь есть радость.

       

      Хозяйка дома признается: друзья недоумевали, как она отважилась доверить проект бруталисту Розенбергу. «Ты же получишь железяку!» – восклицали они. Меж тем сам архитектор называет квартиру «девичьей». При выборе материалов Валентина проявила железную волю, пришлось прислушаться.

       

       

      Кухня, например, по ее настоянию стала белой. «Слишком белой», – сокрушался мэтр в процессе. Но в результате вынужден был согласиться: выбеленный дуб фасадов и плитка ручной работы – это хорошо! Живо, натурально, нарядно. Особенно при таком потолке. На кухне он значительно выше, чем в остальных помещениях, сантиметров на тридцать. Удалось поднять за счет железной балки.

       

       

      Алексей Розенберг:

      Мы подняли весь потолок. И если вы посидите за столом на кухне, получите совершенно другие ощущения от пространства. Когда я смотрю на этот высокий колодец, у меня сразу возникает ощущение, что я попал в Италию.

       

      Хотя, конечно, никакая здесь не Италия. Гения места не проведешь. Когда-то этот район – Самотека – был тихой московской окраиной с прудами, садами и огородами. Отсюда и возникла идея построить в квартире дачный домик с соответствующей атмосферой тишины и релакса.

       

       

      Для полноты образа предполагалось возвести перегородки из старых дачных окон, но и тут твердая женская рука перевела все в более цивилизованное русло. В интерьере появилась благородная лиственница. Теплая, вручную брашированная, покрытая двумя маслами – светлым и темным. В гостиной зоне ее дополняют обои с гроздьями сирени, украшающей цветущий дворик с выглядывающими окошками и уличными фонарями.

       

       

      Алексей Розенберг:

      Эксплуатационно интерьер должен быть, грубо говоря, вечным, то есть сразу выглядеть старым. Тогда он может продолжать стареть: царапаться, обляпываться, затираться – это его естественная жизнь. И материалы я всегда подбираю, исходя из этого. Например, в своей квартире я уже девятнадцать лет не делал ремонт. Просто-напросто потому, что она сделана так, что там чем «страшнее», тем лучше. В квартире Валентины немножко не так. Но дерево отчасти отвечает этому духу. Оно может трескаться, менять свой цвет, но его текстура, фактура и дух остаются.

       

      Из лиственницы выстроен и домик с окошками, он же – укромная беличья норка. Приватная часть квартиры состоит из трех автономных зон: кабинета, спальни и гардеробной, которая частично находится под спальней. Подиум, на который поднята кровать, – это по сути лежащий на полу шкаф с ящиками для хранения одежды. Положил на шкаф матрас – и спишь.

       

      Алексей Розенберг:

      Поскольку квартира маленькая, и нужно решить все вопросы хранения – для девушки это очень актуально – здесь получилась такая «нора». Гардеробная сделана на полную высоту: мы опустились до пола и в результате развесили все необходимые вещи. А под подиум закатываются ящики.

       

      Приподнятость спального места помимо практического сопровождает и особый метафизический смысл. Перепады уровней создают в квартире ощущение сложного ландшафта, в каждой точке которого чувствуешь себя по-разному. Здесь, на возвышенности – спокойно и расслабленно.

       

      Алексей Розенберг:

      Я стою сейчас наверху, смотрю на вас – и мне хорошо. Чувствую превосходство. Здесь ты максимально защищен, ты над всеми, все видишь и все контролируешь.

       

      Высота ступенек выверена и согласована с хозяйкой до сантиметра. Так что теперь ей не доставляют неудобств ни утренний спуск с лестницы, ни восхождение к этим уютным окошкам, закрытым деревянными жалюзи.

       

      Валентина, хозяйка квартиры:

      Проснувшись, хочется открыть окно. И я могу это сделать, подняв жалюзи, и добавить воздуха и пространства в спальную зону. Для меня это создает ощущение, будто я просыпаюсь на природе. Я могу открыть окна и дать возможность солнцу приблизиться ко мне.

       

      Валентина, хозяйка квартиры:

      Все меняется. Меняюсь я и вкусы мои. Может быть, через какое-то время я попрошу Алексея добавить или убрать что-то, или как-то трансформировать это или другое пространство. Но на сегодняшний день я чувствую себя здесь гармонично и спокойно.

      Пространство настолько миниатюрно, что его чувствуешь локтем. Чтобы достать книгу с полки, не надо отходить от стола – повернулся и взял. Как выяснилось, это вовсе не недостаток, а давняя мечта Валентины. Которая наконец-то реализовалась.

       

Наверх
  • Рейтинг: 6.85
  • Голосов: 60
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад