Лофт по-датски

дом-корабль из старой типографии

Художник и дизайнер Томас Цениус – личность неординарная, творческая, и дом у него необычный. Вместе с женой и приемной дочкой из Китая он поселился в заброшенной типографии в самом центре Копенгагена.

    • Шаг в сторону от туристического центра Копенгагена – и дворцы сменяются жилыми районами. Здесь тише, степеннее и, кажется, даже пасмурнее. Во дворах кое-где можно найти бережно хранимые архитектурные приветы из прошлого. Например, здание бывшей типографии постройки XIX века. На крыше – каменная плитка, традиционный для старой Дании строительный материал.

       

       

      На втором этаже – дверь без балкона: раньше отсюда грузили в экипажи пачки свежеотпечатанных газет. Здание оживляет тусклый пейзаж, также как и яркий ретро-автомобиль, на котором подъезжает владелец дома – датский художник и дизайнер Томас Цениус. Раньше он жил на другой стороне улицы, в маленькой двухкомнатной квартире. Но Томасу всегда хотелось иметь не просто жилье, а настоящий арт-объект.

       

      Томас Цениус:

      Я хотел, чтобы это был корабль, на котором могли плыть по океану жизни я, моя жена и ребенок. И у меня получилось! Добро пожаловать!

         

       

      Жена Томаса, Хенне, работает воспитателем в детском саду. Своих детей у пары не было, поэтому пять лет назад в доме появилась приемная дочь из Китая. Лили Фу моментально стала центром вселенной: Томас назначил ее капитаном дома-корабля, а игровую для девочки на втором этаже украсил настоящим капитанским мостиком. Лично спроектировал лестницу и надежные перила, а на пол уложил японскую циновку из соломы, чтобы было не больно падать. 

       

      Томас Цениус:

      Это не просто комната для игр, а настоящая каюта капитана. Я прорубил здесь окно, чтобы дочка могла смотреть на мир вокруг с капитанского мостика.

       

       

      При желании окна можно закрыть яркими рулонными шторами. Здесь вообще много сочных красок и разнообразных фактур: одна из стен украшена частично прозрачной стеклянной, частично – цветной керамической плиткой. Томас хотел сделать эту комнату похожей на китайскую коробочку: яркую, цветную, полностью закрытую. Но при желании дверь можно открыть – и комната из маленькой, уютной, закрытой шкатулки превращается в продолжение гостиной.

       

       

      До появления в доме ребенка гостиная на втором этаже была белого цвета. Мало красок, мало предметов – типичный датский минимализм. Но специально для Лили Фу Томас совершил в доме оранжево-красно-золотую революцию. 

       

      Томас Цениус:

      Именно в таких цветах должен расти ребенок! В них больше жизни, больше чувств и энергии!

       

      В Дании и вообще в Скандинавии мало используют яркие цвета в дизайне интерьеров. Люди думают, что, когда все вокруг белое и лаконичное, тебя ничто не отвлекает, ты можешь лучше расслабиться. Но Томас считает, что ужасно холодно находиться в абсолютно белом интерьере. Намного приятнее жить в пространстве, в котором много цвета и теплого дерева, настоящих природных материалов. Настанет день, когда идеи минимализма и квадратно-скучных линий отойдут на второй план.

       

      Главный вызов минимализму Цениус бросил, украсив камин листами 18−тикаратного золота. Можно было обойтись и золотой краской, но Томас работал в ювелирном бизнесе, даже сделал коллекцию украшений для королевской семьи Дании, так что по опыту знает: настоящее золото блестит ярче.    

       

      Томас Цениус:

      Они повторяют друг друга – огонь и золото, золото и огонь. Очень по-восточному выглядит. Собственно, камин – самое дорогое в этом доме, все остальное сделано из подручных материалов.

       

       

      Подручными Томас называет материалы, добытые на блошиных рынках и свалках. Например, эти панели лет 40 назад покрывали стены какого-то начальственного кабинета. Томас привез их с одной из датских фабрик – там шел ремонт, и панели собирались выбросить. А деревянная решетка некогда украшала интерьер рядового Копенгагенского заведения фаст-фуда.

       

      Даже старые оконные рамы Томас отреставрировал – не захотел ставить пластиковые стеклопакеты. Часть рам оставил прежними, а часть заменил, увеличив проем, и теперь окно напоминает корму старинного деревянного корабля.  

       

      Томас Цениус: 

      Летом мы распахиваем окно полностью, и получается большое открытое пространство, куда заглядывают деревья.

       

       

      Еще одно окно Томас прорезал в полу, чтобы установить на первом этаже скульптуру обезьяны-гиганта, – иначе она не проходила по высоте. Позже скульптура переехала в мастерскую, а из окошка в полу теперь можно видеть, что происходит внизу, в кухне-гостиной.

       

       

      Кухня-гостиная напоминает небольшое кафе. Пол украшен рисунком из кафельной плитки – ее собирались выбрасывать соседи, но Томас вовремя подоспел. Кухонный гарнитур с лаконичными деревянными фасадами в стиле 70−х Цениус нашел по объявлению в газете. Диван он сделал из трех кожаных стульев – ножки отпилил, а сиденья и спинки соединил вместе.

       

       

      Большая гордость Томаса – обеденный стол. Его можно развернуть  вдоль дивана (тогда освободится место для танцев), а можно удлиннить за счет дополнительной панели. Механизм спроектировал и сделал приятель Томаса, инженер, но генеральная идея принадлежит хозяину дома.

       

      Стол идеально вписывается в идею корабля. Его единственная ножка намертво прикреплена к полу, как на настоящих кораблях, где крепят мебель из-за качки.

       

       

      Скрытые механизмы и потайные помещения – настоящая  страсть Томаса Цениуса. Его рабочий кабинет на первом этаже – яркое тому подтверждение: он сделал ее по образу радиорубки на корабле. Здесь он может закрыться от всего мира – абсолютно секретная комната получается. А еще Томас повесил несколько колонок наверху и может слушать музыку хоть весь день, да так, что ее звуки не будут мешать никому в доме.

       

      Но самое интересное – две потайные двери. Первая – прозрачная: сквозь нее все видно, а вторая – сверхъсекретная двойная дверь.

       

      Томас Цениус:

      Она полностью изолирует меня от внешнего мира, и я счастлив здесь, я чувствую себя, как в берлоге. Иногда по вечерам ко мне сюда приходит и жена.

       

      Ванная комната в этом доме тоже наполнена разнообразными тайниками. Шкафчики прячутся за зеркалом и старинной афишей, рекламирующей бассейн. Томас вставил ее в рамку и превратил в дверцу.

       

       

      Санузел выдержан в стиле 50−х годов прошлого века – эпохи, которая сегодня опять в моде благодаря популярным сериалам и фильмам. Предметы быта, созданные в тот период, Цениусу кажутся необыкновенно красивыми. Он готов часами рассказывать, как нашел старый унитаз в какой-то датской конторе, как отчистил и аккуратно установил. И как радовался, когда присмотрел на блошином рынке умывальник с двойной раковиной и такими же плавными линиями.

       

      Томас Цениус:   

      Вот эти светильники тоже старинные, легендарного дизайнера Пауля Хеннингсена. Они сейчас очень дорого стоят, и я целый год торговался с их владельцем. И лампочки подходящие для них нелегко найти, но оно того стоит.

       

      Старинную чугунную ванну Томас выкрасил в бледно-желтый цвет, краны и ручки заново покрыл хромом, а все пространство выложил бледно-голубой плиткой со стеклянным покрытием.

       

      Дополнила интерьер акула из глины. Ее Цениус сделал для выставки: покрыл серебром и даже прошелся кислотой, чтобы она выглядела так, будто заржавела. А вот цепь внизу самая настоящая – Томас нашел ее в порту.

      Томас Цениус:

      Акула неплохо сюда вписалась. Когда принимаешь ванну, можешь смотреть на нее и немного бояться.

       

       

      Коридор, ведущий из ванной в гостиную, и пространство под лестницей хозяин дома называет машинным отделением. Сравнение достаточно вольное, но Томасу зеленые деревянные полки и ящики, в которых типографские работники раньше хранили шрифты для печати, напоминают мотор корабля. Здесь Цениус разместил коллекцию миниатюрных поделок из старых коробок, банок и прочего мусора.

       

      Томас-художник творит много и увлеченно, поэтому оба этажа дома украшены его работами, выполненными в разных техниках. Одну из картин он нарисовал специально для Лили Фу – историю ее жизни. Китайский отец грустит, потому что не знает, что делать, китайская мама тоже печальна, а рядом лежит сама маленькая Лили Фу. Родители девочки были бедны, поэтому не смогли оставить ее у себя.

       

      Томас Цениус:

      Но вот здесь, вдали, – я и моя жена Хенне. Мы идем, чтобы забрать к себе Лили Фу. Лили Фу нравится эта картина, правда, малышка?

       

      Еще Лили Фу нравится пересматривать фильм о строительстве дома-корабля, снятый и смонтированный Томасом и Хенне. Процесс переделки, занявший пять месяцев, уместился в бодрый 18−тиминутный ролик.

       

      Превращать бывшую типографию в жилой дом помогали родственники и друзья. Вместе проводили воду, канализацию и газ, укладывали теплый пол и перестилали крышу. Цениусы до сих пор удивляются, как им хватило смелости решиться на такую авантюру – поселиться в маленьком доме посреди большого города. Но они совершенно точно не жалеют об этом решении.

       

Наверх
  • Рейтинг: 7.89
  • Голосов: 9
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад