Мебельная фабрика Энрио

Доминика Руателя

Доминик Руатель, хозяин собственной мебельной фабрики во французской Лотарингии, год назад открыл рядом с производственными цехами музей. Здесь можно испытать старинную паровую машину для работы с деревом, а главное, узнать, из чего и как делаются… стулья.

    • Энрио и Компания – одно из самых старинных предприятий во Франции. Первый каталог мануфактуры Доминику передал дед – в нем были нарисованы вручную стулья эпохи Анри второго. В 1867 году, когда было создано предприятие, они были в моде. Сейчас осталось всего несколько экземпляров этого каталога, которому около 150 лет.

       

       

       

      Кресел и стульев в музее – сотни, в основном те, что когда-либо производила фабрика. Чтобы не потеряться в этом многообразии, Доминик придумал пирамиду стилей из 18 образцов. Теперь дотошный посетитель может рассмотреть, в чем отличие, например, стульев эпохи регентства и эпохи Наполеона III.

       

      Во время первой мировой войны фабрика помимо мебели выпускала деревянные винты для самолетов – и одна из моделей стульев была произведена по мотивам винтовой формы.

       

       

      Доминик – потомок основателей фабрики по женской линии. Все молодые мужчины семьи удачливых краснодеревщиков сгинули в боях Первой мировой войны, не оставив потомства. Мсье Руатель почтительно хранит семейные архивы и семейное мастерство. Недавно начал воспроизводить по рисункам, описаниям, и просто по оригиналам из музеев необычную старинную мебель.

       

       

      Это, например, точная копия кровати Людовика XVI, которая стоит в Фонтенбло, так называемое банное ложе. Банное, потому что украшено большим количеством морских ракушек. Банная кровать маленькая и короткая, потому, что в XVIII веке существовало поверье, что нельзя спать лёжа, принимая позу умерших. Короли спали сидя, чтобы оставаться живыми как можно дольше.

       

       

       

      Работа по созданию старинной мебели – очень кропотливая. Заново рисовались лекала, вручную делали резьбу. Дохода от королевской кровати никакого, но мсье Руатель уверен, что такие эксперименты совершенствуют мастерство его работников. Кроме кровати, в коллекции есть симпатичный переносной секретер – трансформер. За такими в XVIII веке писали письма секретари знатных вельмож.

       

      В музейной коллекции также есть кресла, кушетки и забавные стулья. Один из стульев – раскладной, для молитвы. Как только графиня или герцогиня заканчивала диктовать любовные письма своим фаворитам, ей нужно было просить за это прощения у Господа – для этого и было предназначено раскладное сиденье.


       

       

      Меняются времена, а вместе с ними – представление о роскоши и комфорте. Но вдохновение мсье Руатель по-прежнему черпает в прошлом. Например, кресло из бука и кожи навеяно моделью XVIII века. Были такие кресла-исповедальни: речь сидящего в них человека не могли слышать посторонние. Месье Руатель, напротив, сделал кресло для прослушивания – музыки и встроил в него колонки. Также под подлокотником есть секретный ящик для хранения ценностей.

       

       

       

      Цеха на производстве тоже отчасти напоминают музей. Здесь есть современное оборудование, но месье Руатель признается: если деталь требует особенно тщательной проработки, в ход идут станки, которые использовали ещё его прапрадеды.

       

      На фабрике работает 60 человек, есть даже мастер, признанный лучшим краснодеревщиком Франции. Дерево используют разное – в основном бук, который растет в регионе. Древесина у него светлая, красивая и достаточно прочная. Впрочем, в ход идут и тис, и французская черешня, и магнолия, и совсем уж экзотические сорта.

       

       

      Оливковое дерево с юга Италии, которое купил Доминик, ровесник Иисуса Христа – ему две тысячи лет. Из нее Доминик хочет сделать стол, на который будет нанесено изображение знаменитой «Тайной вечери» Да Винчи. На стол поставят Святой Грааль, воссоздав эпоху, которой две тысячи лет, как и этому дереву.

       

       

       

      Даже обивка стульев на этой мануфактуре – старинный ритуал. Клиенты месье Руателя, в основном, люди состоятельные – ценят натуральность и соблюдение традиций.

       

      Традиционный способ набивки конским волосомиспользовался еще в XVIII веке. Для того, чтобы изготовить стул, волос нужно сжать и распределить по поверхности каркаса, затем накрыть отделочной тканью. Обивка пришивается специальной иголкой, стежок за стежком – это называют картинной гарнитурой или картинной набивкой. Такая работа очень трудоёмкая.

       

       

      Часть готовых стульев разных лет и коллекций оседает огромном шоу-руме при фабрике. По этим залам можно бесконечно долго бродить, рассматривая невозможно пышные полукресла с дорогой отделкой, оригинальные стулья и столики. Их покупают дорогие отели, рестораны, известные дома мод и… Парижская опера. Специальные оперные стулья ставят вглубь ложи, и те, кто сидят на них, могут спокойно смотреть спектакль поверх голов.

       

       

      Самое любимое место мсье Руателя – пыльный, оккупированный пауками чердак. Какие сокровища хранятся в этих полуторавековых залежах, не знает ни сам Доминик, ни члены его семьи.

      Сюда складывались лекала, стулья и эскизы с самого основания фабрики. Руатель мечтает нанять работника, чтобы разобрать и систематизировать всё это богатство. Тут, например, есть планы 1950 года, а также эскиз для изготовления «трона» Саддама Хусейна.

       

       

      Сто лет назад предки Доминика построили дом в двух шагах от фабрики. Сейчас здесь живет его брат Жан, который тоже занят в семейном бизнесе — работает в лакокрасочном цехе. Племянник Доминика, Франсуа, пробует силы в качестве дизайнера – уже придумал пару собственных кресел. После работы семья собирается на кухне выпить необычного серого вина — оно популярно в этом регионе — и обсудить прошедший день.

Наверх
  • Рейтинг: 4.00
  • Голосов: 11
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад