• Страница дизайнера
  • Новинский Михаил

    В работе придерживается не «декораторских», а «проектировочных» принципов. Считает, что задача дизайнера именно в том, чтобы сконструировать грамотное, удобное и функциональное пространство, причем для конкретного человека.

АВТОРСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ

Проект на Кленовом бульваре отличался от многих других в «Квартирном вопросе» масштабом – под переустройство герои готовы были отдать больше половины квартиры, или почти 40 м2 площади. Правда, фактически было задействовано чуть меньше, но все равно немало – около 28 метров. Пожелания героев обобщенно можно было свести к следующему:

— Создание комфортной гостиной – места для совместного времяпрепровождения всей семьи и приема гостей;

— Устройство рабочего места хозяйки дома (для шитья и работы за компьютером);

— Необходимость большого количества мест хранения как для книг и документов, так для домашних заготовок и даже холодильника;

— Нереализованная до сих пор мечта семьи о настоящем домашнем кинотеатре;

— Балконная зона, отдельная от всего проекта часть, зимний сад – место для разведения растений и выращивания саженцев для дальнейшей посадки на даче;

— Кроме того, было желательно сформировать нормальную спальню для сына хозяйки квартиры, Романа, так как сейчас он занимал комнату площадью всего 8,7 м2.

Было разработано несколько вариантов переустройства квартиры с разными вариантами компоновки основных архитектурных объемов. В итоге было выбрано решение, где гостиная часть переносится на место двух маленьких раздельных комнат (это было связано с тем, что по функционалу гостиной необходимо было примыкать к балкону), комната сына занимает большую часть бывшей гостиной, а в просторной проходной зоне размещается рабочее место хозяйки дома.

Дизайнерское решение было продиктовано сформировавшимися архитектурными особенностями помещения, а также пожеланиями героев программы по функционалу. Под архитектурной особенностью подразумевается то, что помещение гостиной после переустройства получало Г-образную в плане форму и объем спальни сына фактически являлся выступающим «кубом» в правильный прямоугольник общего перепланируемого пространства.

Исходя из этого, сформировалась планировка и несколько ключевых идей концепта. В планировке решено было использовать ярко выраженное деление на 3 зоны – входную зону, основную часть гостиной и лоджию. Основная часть гостиной подчинена реализации мечты семьи – устройству домашнего кинотеатра. В дальнем конце ее размещен комфортный диван, а напротив – большой телевизор с проигрывающей аппаратурой. Входная зона была отдана рабочему пространству, а лоджия – зимнему саду.

Первая из ключевых идей проекта явилась следствием того, что большое количество мест хранения требовало группы вместительных шкафов. Такая затея в стандартном исполнении не очень соответствовала легкому и современному интерьеру – не хотелось делать какое-то подобие советских «стенок» (хотя функционально именно такая «стенка» в данном случае подходила почти идеально) или огромные традиционные шкафы. Устройство отдельной гардеробной / кладовой комнаты в данном случае не очень подходило, так как для нее необходимо было, во-первых, найти место, а во-вторых, часть предметов для хранения должны были находиться в постоянном доступе, что не очень соответствовало складированию их в отдельную кладовую.

В итоге систему хранения решено было воплотить в большом стеллаже во всю стену, выполненном в выразительных ломаных формах, позволяющих создать мощный архитектурно-декоративный эффект с одной стороны, и подогнать его форму в нужных местах под определенные задачи (например, размещение холодильника) с другой.

В этот стеллаж интегрировались не только закрытые системы хранения и холодильник, но и открытые стеллажи, рабочая зона, домашний кинотеатр, кроме того, он выходил и на лоджию, визуально объединяя эти пространства. Эстетический эффект стеллажа усиливала отделка – каменный шпон из сланца вкупе со сложной формой и скрытой подсветкой, отбивающей его нижнюю и верхнюю грани, призван производить впечатление некоей скалы, перенесенной из природы в интерьер городской квартиры.

Другая идея родилась из необычной планировки этой части квартиры. Как упоминалось выше, объем спальни сына выдается в условный прямоугольник всего преобразуемого пространства. Эту специфическую особенность, с одной стороны, хочется скрыть, с другой, как это нередко бывает – для того, чтобы что-то скрыть, нужно это подчеркнуть. «Куб» спальни, выдающийся в пространство преобразуемого помещения, было решено по краям «отбить» зеркалами, за счет чего стены комнаты визуально продлились бы в плоскость этого «куба», а сам он стал не выступом в комнату, а неким независимым объемом. Этот объем решено было выполнить в каком-то ярком решении, например яркой покраске.

Но размышляя над этой идее дальше, родилась другая мысль – плоскости «куба» могут стать площадкой для внесения изменений в весь интерьер, ведь изменив большие лаконичные поверхности, расположенные на самом видном месте, можно очень сильно изменить и впечатление от пространства в целом. Их можно покрасить в другой цвет, обклеить обоями, шпоном, массой других материалов, и это герои могут делать самостоятельно хоть каждый  месяц, за день работы радикально преображая свое пространство! Интерьер таким образом становится подвижным, подстраивающимся под текущее настроение и жизнь населяющих его людей.

Чтобы дополнительно продемонстрировать эту идею, мы вообще предоставили право выбора оформления «куба» нашим героям, показав им на старте макет кубика, стороны которого были выкрашены в разные цвета. Причем неожиданно они выбрали такое, которое задумывалось в проекте как базовое.

Первоначально в проекте предполагалась и еще одна «фишка». Во время визита к героям я увидел в гостиной обеденный стол. С одной стороны, такой элемент меблировки в гостиной был совершенно неуместен, тем более, что хотелось создать лаконичное и функционально чистое пространство. С другой – стол героям мог потребоваться для приема гостей, ведь кухня у них очень маленькая. Рассматривались разные варианты решения этой задачи – и журнальный стол-трансформер, и некие конструкции, которые можно было бы складывать и убирать в систему хранения, и барная стойка за диваном, которую можно было бы преобразовывать в обеденный стол. В итоге была разработана концепция мебельного модуля, откидывающегося от стены и раскладывающегося при желании вдвое.

Однако изучив вопрос внимательнее, было решено остановится на более тривиальных решениях – например, консоли-книжке, которую наши герои могли бы просто ставить и раскладывать во время прихода гостей. Связано это было с потенциальной сложностью данного изделия, а также тем, что из-за большой площади проект итак оказывался не дешевым, а данное решение привело бы к дополнительному удорожанию, ведь нужно было бы изготовить и само изделие, и стеновые панели для его корректной интеграции в плоскость стены. Бюджет программы такого позволить себе уже не мог.

Балкон, являющийся отчасти независимым пространством, декорирован растительной стеной, выполненной из стабилизированного мха. Цель этого – чтобы вне зависимости от наличия или отсутствия других растений на балконе он оставался зимним садом, местом, где круглогодично можно наблюдать естественную природную зелень.

Смягчать довольно жесткий и активный в архитектурном плане интерьер призваны были теплые текстуры дерева на полу, а также большое количество объемных тканей, с одной стороны формирующих впечатление кинозала в интерьере, с другой – создающих массивные мягкие и воздушные поверхности в противовес мебельной «скале». Таким образом, должно было получиться пространство, в котором его довольно специфичный функционал полностью интегрирован в дизайнерское решение.

В процессе реализации проекта возникло немало сложностей. В самом начале выяснилось, что полный демонтаж простенка при входе в комнату технически невозможен, хотя разрешение на это было получено нашими героями, кроме того, мы консультировались у специалистов по поводу данного демонтажа, и ответ также был положительный. В итоге в сносимом простенке появилось внушительное усиление, из-за которого уровень потолка пришлось еще немного занизить, кроме того, оно становилось видно внутри световой ниши, обрамляющей спальню.

Долго выбиралась технология изготовления потолочных интегрированных светильников. Рассматривались варианты готовых купольных светильников, изготовления их на заказ, устройства полностью натяжного потолка из светопроницаемого полотна и прочее. В итоге остановились на комбинированном варианте – в ГКЛ-потолке устраивались ниши, а непосредственно в них монтировались светодиоды и элементы натяжного потолка.

Больше всего «подкачали» изготовители ключевого элемента – мебельной стенки. Найти настолько проблемных подрядчиков надо было исхитриться, но мы справились с этой задачей! Долгое время от них пытались добиться хоть каких-то рабочих чертежей, в итоге за неделю до финиша они прислали одну схему, показывающую лишь часть изделия, но содержащую такие ошибки, с которыми реализовать его было невозможно. Подрядчики вносили в проект несогласованные исправления, большую часть изделия «допиливали» на объекте, игнорировали требования по доработкам, сорвали все возможные сроки, а качество того, что они изготовили в итоге, не соответствовало желаемым стандартам. При этом, когда стало понятно, что все складывается не очень хорошо, отказаться от их услуг и обратиться к альтернативным подрядчикам было уже невозможно, так как это привело бы к срыву намеченного эфира. В итоге они так и не закончили свою работу к финалу, а мы вынуждены были после финальной съемки обратиться к другим изготовителям, которые уже вне программы будут доводить изделие до ума.

Заложенный в проект торшер с тремя лампами не стали заказывать, предполагая, что он все-таки крупноват для такого пространства. Но когда за день до съемки торшер с одной лампой был собран, оказалось, что фактический размер реплики меньше, чем указанный на сайте, и он для нашего пространства слегка мелковат, работая скорее не на весь объем комнаты, а лишь на зону с креслом. Поставщик каменного шпона неожиданно отказался от поставки материала, мы вынуждены были сменить поставщика, но у нового не оказалось нужного оттенка, и шкаф-«скала» стал несколько светлее задуманного. Карниз для штор был перезаказан в силу того, что не доходил до стены. Композицию из стабилизированных растений пришлось заменить на стабилизированный мох из-за сроков поставки нужного материала. Подрядчики зачем-то отполировали подоконники и откосы, хотя все поверхности в интерьере должны были быть матовыми. Зеркала на стенах на свое усмотрение изготовители довели не до пола, а лишь до верха плинтуса…

При этом обычно подрядчики в «Квартирном вопросе» достаточно ответственно относятся к согласованию тех или иных решений с архитектором, но в этом проекте все шло как-то не так. Безусловно, это касалось далеко не всех элементов проекта, но «борьба за дизайн» происходила постоянная. Ситуация усугублялась тем, что двигать эфир было невозможно и с какими-то мелочами приходилось соглашаться, «удушая» свой педантизм. В итоге в ночь перед финальной съемкой на объекте вовсю кипела работа! В довершение вечером перед финалом оказалось, что часть диванных подушек (бирюзового цвета) на объект не привезли. Их наличие было достаточно важным, так как большому массиву стены «куба» требовались бирюзовые ответы. Причину пропажи выяснить не удалось, но выручили изготовители дивана. Они ухитрились к 9 утра изготовить подушки, и в 10 они были уже у нас!

Однако, несмотря на все трудности, проект был завершен в срок, сохранил первоначальную концепцию и, что особенно приятно, произвел сильное впечатление на наших героев, хотя я предполагал, что он может оказаться для них чрезмерно радикальным.
Наверх
  • Рейтинг: 4.84
  • Голосов: 225
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад
comments powered by HyperComments