Наши дизайнеры  /  Ватолина Мария
Ватолина Мария

«Черные полосы на стенах моей квартиры – квинтэссенция моего стиля, в котором всегда есть графичность, конструктивизм, игра со светом. Мне нравятся архитектурные интерьеры, четкие и крупные решения. Не люблю рюшечек и мелких деталей.»

Ватолина Мария

Окончила Московский текстильный институт им. А. Н. Косыгина по специальности «Модельер-конструктор женской одежды». Прежде чем заняться дизайном интерьера Мария работала стилистом с интерьерными глянцевыми изданиями: «ELLE Décor», «Architectural Digest», «Seasons», «Мезонин». Для этих изданий она выполнила более 200 концептуальных интерьерных съемок, для которых все делала сама: разрабатывала идею, руководила строительством декораций, подбирала предметы интерьера и устанавливала их в кадре.

После работы в прессе Мария увлеклась промышленным дизайном и добилась приглашения участвовать в знаменитом Миланском салоне. Отсюда у Ватолиной уникальный опыт работы со всеми существующими стилями и смелость экспериментировать, сочетая самые разные объекты. Именно опыт и смелость сформировали уникальную личную экспрессивную манеру, позволяющую построить самобытный интерьер на основе классической или современной архитектуры в сочетании с предметами актуального искусства, объектами дизайна, старинными вещами и мебелью.

Пристрастия и источники вдохновения у Марии очень разные: архитектура школы Bauhaus, конструктивизм Мельникова, сталинский московский ампир и берлинская архитектура того же периода, скандинавский (густавианский) стиль, поп-арт и стиль 60-х, ироничные интерьеры Филиппа Старка и мастеров северной Европы, сложные цвета, черный цвет и графика как акцент в интерьере, фильмы Альмодовара, графика Эшера и голландская живопись. И много всего еще, что лучше всего смешать, но не взбалтывать!

Фотосессия для журнала Фотосессия для журнала Фотосессия для журнала Фотосессия для журнала

 

Человек, существующий в таком бешеном темпе, обычно подвержен стрессам. Маша, вам кошмары по ночам не снятся?

 

У меня они наяву, причем каждый день разные! Кошмар декоратора – это когда размеры не сходятся. Ты начертила лестницу, а она не вписывается. Или, например, на днях привела клиентку на склад камня, а она кричит благим матом – все ей не нравится.

Ей камень был не нужен или не нашлось подходящего?

 

Да был ей нужен камень! Но «любовь декоратора» нужна была еще сильнее, а ее-то и не нашлось в тот день в достаточном количестве. Заказчика ведь все время приходится любить. Иногда это непосильно. Если у тебя четыре объекта одновременно и они все разные, то тяжело перестроиться с одной любви на другую.

С каждым из заказчиков я вижусь раз в неделю обязательно, чтобы держать руку на пульсе. Бывает, что две встречи приходятся на один день. Представьте, с утра у тебя клиент, предпочитающий самую консервативную классику, а после обеда надо переключить мозги на творчество авангардного дизайнера Карима Рашида, чью мебель обожает другой клиент. У меня такое переключение идет с большим трудом.

А как вы находите заказчиков? Почему они такие разные?

Иногда я западаю на клиентов, которые говорят красиво. Мне кажется, что направление мыслей и вкусы у нас схожие, поэтому будет легко и интересно работать. Иногда при виде красивого, нестандартного дома я говорю себе: «Ладно, человека как-нибудь переживу». Но почти сразу вижу, что общение будет нелегким. Для дизайнера выбор клиента – такое же сложное дело, как обычному человеку найти «своего» дизайнера. Придется ведь не один месяц вместе провести.

Иногда, если заказчик нравится, то и цену скинешь с радостью, а бывает наоборот. Кому цену задираешь, а перед кем и нос. Заламываешь деньги в надежде, что тот откажется, а если не отказывается, то солидный гонорар становится оправданием перед самой собой, почему я терплю необоснованные придирки и капризы. Хотя первый заказ я, конечно же, с руками оторвала. Он был невыгодным, и я понимала, что за такие деньги работать нельзя, но мне понравились и дом, и девушка-заказчица. Практически весь гонорар ушел на бензин в поездках по магазинам, но это была хорошая школа обучения на собственных ошибках.

Частный дом, Подмосковье, 2008 Частный дом, Подмосковье, 2008 Гардеробный шкаф-матрешка, 2008 Универсальный модуль для освещения и зонирования INFINITY, 2008

 

А как он к вам пришел, этот первый заказ?

Девушка была знакома со многими журналистами из глянцевых журналов и как-то обмолвилась, что ищет дизайнера, пусть начинающего, но без штампов, со свежим взглядом на интерьер и способного экспериментировать. Понятно, что она хотела и сэкономить таким образом. А я к тому времени уже давно говорила всем, что хочу попробовать себя в дизайне и ищу заказчика.

Вот так мы встретились, понравились друг другу, и в итоге получился красивый проект. Кстати, смелая дизайнерская мысль и неординарные решения проявились в том числе из-за недостатка средств. Все, на что хватало денег, пришлось проектировать самой и заказывать у наших производителей. Хотелось мебель от Gervasoni ставили предметы от Маши Ватолиной. При этом отечественные производители так потрепали мне нервы. То качество не могли обеспечить, то сроки срывали, то в запой уходили.

А каким образом начинающий дизайнер находит отечественных производителей и, что еще важнее, строителей?

Обычно просишь у коллег по цеху посоветовать профессионалов, так постепенно нарабатываются связи и база. Но иногда строителей приводит сам заказчик. На первом объекте так и было – я начала сотрудничать с людьми, которые уже строили там до меня. В тот раз я набила себе все шишки, какие только можно. Ты ищешь качество, заказчик думает о цене в результате идешь к тем, кто подешевле, получая головную боль и кучу ненужных приключений.

С дверями была кошмарная ситуация: производитель отказался показывать, везти и ставить их до того, как будет выплачена сумма полностью, а заказчица отказывалась платить за то, чего у нее нет. В итоге двери вызволяли буквально с группой захвата. Мне было очень страшно. Сейчас я стала умнее, стараюсь переключать ответственность на заказчиков, чтобы они сами договаривались о суммах и сроках оплаты, а деньги передавали напрямую, не через мои руки.

Частный дом в Ватутинках, 2009 Частный дом в Ватутинках, 2009 Частный дом в Ватутинках, 2009 Частный дом в Ватутинках, 2009

 

Трудно сочетать творческую и коммерческую составляющую работы дизайнера?

Очень! С трудом переживаю первоначальный торг с клиентом, но и передать этот процесс никому не могу, потому что в этот момент должна почувствовать и понять заказчика. Мне вообще кажется, что наша профессия больше из области психологии. Подать идею гораздо сложнее, чем ее сгенерировать. По сути, мы продаем воздух. Пусть я гениально сделаю 3D-эскиз или нарисую подробный акварельный рисунок – заказчик глянет и скажет: «Нет, не то...» И все! Твоя идея насмарку, неделя работы тоже.
Приходится ежедневно доказывать словами, что ты клиента любишь, понимаешь и сможешь отразить в интерьере все его лучшие стороны. Только тогда он откликнется и уже не скажет, не думая: «Нет, не то...» Получается не работа над проектом, а пьеса «104 страницы про любовь».

Любовь эта взаимна?

Моя первая заказчица была так занята, что не приезжала на объект полгода. Стройку она не переносила, предпочитала смотреть эскизы, чертежи и образцы материалов. И когда, наконец, добралась, мы с прорабом сильно волновались. Вдруг окажется, что все никуда не годится.

Я опоздала на встречу – заказчица была уже там, носилась по дому и с воодушевлением восклицала: «Я так боялась увидеть результат, а здесь все так здорово и все мое!» Потом, правда, пришла в себя и нашла недостатки, которые следовало исправить. Но первая непосредственная реакция была очень приятной. Это лучше, чем любовь.

Частный дом в Пестово, 2010 Частный дом в Пестово, 2010 Частный дом в Пестово, 2010 Частный дом в Пестово, 2010

 

Каким вы видите идеального клиента и идеальное пространство?

Клиент тот, кто дал денег и сказал: делай, как считаешь нужным. А пространство... Мне однажды досталось такое: от хороших архитекторов, с высокими потолками и панорамными окнами. Восторг!

 

Правда, было и отягчающее обстоятельство весьма регламентированный бюджет. Хозяева люди творческие, чувствующие так же, как и я, но они считали деньги, а когда считаешь, многое из задуманного остается нереализованным.

 

Сейчас у меня есть заказчики, которые тоже считают деньги, но, если им что-то нравится, они готовы на это потратиться, сэкономив на чем-то другом. Умеют выбирать золотую середину между экономией и широким жестом. Наверное, это и есть идеальный вариант.

 

Я люблю работать со старым жильем, но чаще всего это небольшие площади, и не все готовы понять, что дизайн там стоит дороже, чем в новом доме. С другой стороны, те, кто покупает старую квартиру, делают это сознательно, любят и ценят старую архитектуру. Значит, мы с ними на одной волне, это ценные для меня клиенты, которым не надо многое объяснять.

С чем вы не связываетесь ни при каких условиях?

Не беру квартиры с низкими потолками в типовых панельных домах с коридорной системой. Там дизайн будет не во имя, а вопреки.

Как вам кажется, вы уже наработали свои дизайнерские штампы?

Очень интересно по этому поводу читать форум «Квартирного вопроса». Я сделала несколько переделок и знаю, что зрители не любят меня категорически. После второго проекта они яростно, не подбирая выражений, ругали меня за то, что я копирую сама себя и свою квартиру в том числе. Другими словами, обвиняли в очевидном авторском стиле.

 

Частный дом в коттеджном поселке Летово, 2010 Частный дом в коттеджном поселке Летово, 2010 Частный дом в коттеджном поселке Летово, 2010 Частный дом в коттеджном поселке Летово, 2010

 

А я подумала: так это же хорошо! Да, я люблю большие пространства. Черные полосы на стенах моей квартиры квинтэссенция моего стиля, в котором всегда есть графичность, конструктивизм, игра со светом. Мне нравятся архитектурные интерьеры, четкие и крупные решения. Не люблю рюшечек и мелких деталей. В домах, где на каждой полочке стоит штучка, я себя плохо чувствую.
Однажды после долгого перерыва я оказалась в квартире, интерьер которой спроектировала. Хозяева обижали ее так, что буквально все пространство было заставлено какой-то ерундой! Я очень расстроилась. Считаю, что мелочевку нужно пускать в дом более чем осмысленно.

 

С тех пор стараюсь больше не попадать в интерьеры, которые сделала, после того, как туда въехали хозяева. Есть такой съемочный эффект: даже если ты идеально расставил предметы, глядя в камеру, ты их сто раз подвинешь, буквально на миллиметр, достигая гармонии. А разрушить ее можно в момент...

Свою квартиру вы держите в идеальном «съемочном» состоянии?

Нет, я ее постоянно захламляю, но раз в неделю привожу в порядок. Мне кажется, я изначально создаю такой стиль, у себя дома в первую очередь, который хламом не убьешь. И лишних бессмысленных вещичек попросту не держу.

Негативные отзывы о ваших переделках в «Квартирном вопросе» вас очень задевают?

Скорее, они поучительны, при этом не меняют моего отношения к работе. Первым проектом «Спортбар» я особенно довольна: в нем была чище дизайнерская мысль, он был меньше ориентирован на общественное мнение. Во втором, скажу честно, я старалась угодить и хозяевам, и зрителям. Сделала его как ответ на претензии, высказанные по отношению к первому. Результат получился комичным: если «Спортбар» ругали и хвалили примерно поровну, то второй проект, «Море, кораллы и роза ветров», ругали почти все. И теперь, когда я работаю над очередным проектом для «Квартирного вопроса, мне абсолютно все равно, что скажут и зрители, и хозяева. Делаю только то, что считаю нужным и правильным. Пусть это кого-то раздражает, кажется нестандартным, не вписывающимся в привычные рамки – это шоу, и мне хочется предложить нечто прогрессивное, пусть даже с элементов провокации.

Частная квартира в Москве, 2011 Частная квартира в Москве, 2011 Частная квартира в Москве, 2011 Частная квартира в Москве, 2011

 

Поменять сферу деятельности – непростое решение. Как вы к нему пришли?

Сидела я однажды на полу очень красивого, но недоделанного интерьера и распаковывала вещи для съемки в глянцевый журнал (чтобы довести его до ума, сделать «живым», я три дня собирала вещи по магазинам и декорировала голые, по сути, стены). Мимо меня ходил очень важный архитектор, делая вид, что я занимаюсь чем-то пустым и зряшным. И вдруг подумалось: «Чего я стараюсь? Завтра все разберут, отвезут обратно в магазин, а журнал прочтут и выкинут...»

 

Зато интерьер, если я его сделаю по-настоящему, не для съемки, останется. Каждое утро люди в нем будут просыпаться и радоваться жизни, как радуюсь я, когда по воскресеньям открываю глаза и не надо никуда бежать. Лежу, смотрю, как солнце скользит по какой-нибудь красивой детали, и говорю себе: как хорошо, что в своей квартире я не схалтурила, сделала все по высшему разряду...

 

И вот теперь я надеюсь, что мои клиенты тоже находят ежедневные поводы для радости. Хотя все проекты достаются мне тяжело, потому что почти всю работу я делаю сама. Мне трудно угодить. Я все довожу до совершенства так, как я его понимаю. Хотя у меня есть трое помощников. Одна, профессиональный архитектор, делает чертежи. Вторая, дизайнер, помогает с подбором мебели, текстиля, аксессуаров. Есть еще водитель. Но все происходит под мои неусыпным контролем, и каждый делает только ту часть работы, которую я могу ему доверять. Я отношусь к той категории людей, которые всего добиваются только собственным трудом, затрачивая при этом огромные усилия.

 

Как-то в бассейне я встретила знакомого, и он мне сказал: «Ой, Маша, от тебя столько брызг!» Боюсь, это практически диагноз. Или, если хотите, стиль жизни.

Наверх
  • Рейтинг: 6.75
  • Голосов: 4
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад